новости

Город-заложник. Зачем Анкаре заброшенный курорт на Кипре?

Город-заложник. Зачем Анкаре заброшенный курорт на Кипре?

Раньше это место называли "средиземноморским Лас-Вегасом"

Курортный район Фамагусты оставался закрытым почти 50 лет, но теперь по нему снова гуляют туристы. Попытка турецкой стороны вернуть жизнь в Варошу может обернуться новым конфликтом в регионе и вывести на передний план нерешенную кипрскую проблему. Разбираемся, почему Анкара пошла на этот шаг именно сейчас, какие цели преследует, при чем здесь газовые споры и выборы в Северном Кипре.

На минувшей неделе власти непризнанной мировым сообществом Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК) впервые с 1974 года открыли для посещения побережье курорта Вароша в городе Фамагуста. Фотографии людей, гуляющих среди заброшенных улиц и зданий, опубликовало в своем Twitter-аккаунте Министерство обороны Турции.

"Часть Вароши, которая принадлежит ТРСК, оставалась недоступной для поселений и посещений в течение 46 лет, теперь вновь открыта для визитов", — отмечается в сообщении.

Официально ООН считает эту территорию буферной зоной между ТРСК и Республикой Кипр. Согласно резолюциям от 1984 и 1992 годов, здесь могут селиться только коренные жители города, изгнанные из своих домов несколько десятилетий назад. ООН считает недопустимым любое другое использование этой территории, а потому призывает турецкую сторону передать район под управление Всемирной организации.

Несмотря на это, де-факто он остается под контролем турецких войск, которые и открыли новый КПП для доступа на береговую линию. Власти заасфальтировали одну из главных улиц и оградили ее полицейской изолентой, чтобы не подпускать людей к ветхим и поврежденным зданиям. Теперь каждый день сюда можно прийти с 9:00 до 17:00.

Потерянная земля

Когда-то Вароша была одним из самых популярных курортов Кипра, куда приезжали отдыхать такие знаменитости, как Элизабет Тейлор, Брижит Бардо и другие. Это место называли не иначе как "средиземноморский Лас-Вегас" из-за его многочисленных отелей, ресторанов и увеселительных заведений.

Все изменилось в 1974 году, после того как остров разделился на две части. Раскол произошел из-за военного переворота. Путчисты, которых из Афин поддержало правительство "черных полковников", временно сместили со своего поста первого президента Республики Кипр Архиепископа Макариоса III.

После этого на остров высадились турецкие военные, которые, по официальной версии, прибыли туда для защиты турок-киприотов от пришедших к власти греческих националистов. До этого на Кипре уже происходили межэтнические столкновения, сопровождавшиеся погромами и убийствами с обеих сторон. С 14 по 16 августа 1974 года турецкая армия оккупировала 37% острова. На занятых территориях произошел межэтнический "обмен". Греки-киприоты покинули районы, взятые турками, а турецкое население уехало с греческой половины острова.

Таким образом, Кипр оказался разделен на две части — между турками-киприотами на севере и греками-киприотами на юге.

Разграничительная линия прошла по всей территории страны: со стороны Морфу (Гюзельюрт — турецк.) на западе она тянется через кварталы Никосии к городу Фамагуста на востоке. Раньше в нем проживало около 26 тыс. представителей греческой общины, преимущественно в квартале Вароша. После прихода туда турецких войск грекам дали сутки, чтобы покинуть город. Беженцам позволили взять только то, что они могли унести на себе. Позже Варошу обнесли стеной и превратили в закрытую зону.

Так некогда популярный курорт стал городом-призраком, где вдоль прибрежной линии стоят заброшенные и давно разграбленные отели, рестораны и бутики.

Предвыборный контекст

О том, что в эти кварталы могут снова допустить отдыхающих, турецкая газета Sabah писала еще год назад. Официально это случилось всего за несколько дней до проведения в ТРСК президентских выборов. О решении открыть этот район 6 октября объявил участвующий в предвыборной гонке премьер-министр ТРСК, глава Партии национального единства Эрсин Татар. Это произошло в турецкой столице во время его совместной пресс-конференции с президентом Тайипом Эрдоганом. Турция — единственная страна, которая признает независимость ТРСК, а премьер-министр Татар считается наиболее лояльным Анкаре кандидатом.

"Этот шаг может быть попыткой Турции повлиять на предстоящие выборы в пользу лидера националистов и премьер-министра турок-киприотов Эрсина Татара, который объявил об открытии (пляжа Вароши — прим. ТАСС) после консультации с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом", — пишет издание Deutsche Welle.

Неудивительно, что турецкий лидер выразил однозначную поддержку по этому решению.

"Власти турок-киприотов имеют здесь свои права. Поэтому мы полностью поддерживаем решение об открытии прекрасного пляжа Марас (турецкое название Вароши — прим. ТАСС) для народа", — заявлял в своем выступлении Эрдоган. Позже, в день открытия Вароши, 8 октября, прьемер Татар лично посетил береговую линию.

При этом действующий президент ТРСК Мустафа Акынджи, добивающийся переизбрания, назвал ситуацию вокруг допуска ошибкой, "которая поставит турок-киприотов в затруднительное положение на международной арене". Кроме того, он обвинил Турцию в открытом вмешательстве в выборы ТРСК.

Акынджи известен как сторонник объединения острова с сохранением автономии. Он также является официальным представителем турок-киприотов на ведущихся при поддержке ООН переговорах о прекращении многолетнего раскола. Президент ТРСК не раз критиковал политику Анкары, включая ее участие в сирийской кампании.

Что касается ситуации с Варошей, по мнению Акынджи, открытие этих кварталов должно проводиться только в соответствии с решениями ООН и нормами международного права. Президент не единственное официальное лицо, кто считает неправильным решение ТРСК по Вароше. На следующий день после выступления Татара в Анкаре глава МИД Северного Кипра Кудрет Озерсай объявил об отставке. Его "Народная партия", третья по величине в парламенте ТРСК, вышла из правящей коалиции, лишив ее большинства.

"Недопустимо, чтобы Татар проигнорировал волю своих партнеров по коалиции и турок-киприотов", — сказал Озерсай.

И Татар и Акынджи прошли во второй тур выборов, которые состоятся 18 октября.

Международная реакция

Открытие Вароши осудили представители различных стран и организаций. Президент Кипра Никос Анастасиадис назвал это решение противозаконным актом. Глава островного государства пообещал, что Республика Кипр не будет бездействовать и уже "выразила протест против этих нарушений Совету Безопасности и его пяти постоянным членам".

В Греции также указали на нарушение резолюции Совбеза, а в ООН призвали избегать обострения ситуации на Кипре.

В МИД РФ этот шаг назвали препятствием на пути переговоров по кипрской проблематике, а в ЕС заявили о рисках усиления кризиса в регионе. Как отметил верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель, инцидент с открытием доступа в Варошу усилит напряженность в Восточном Средиземноморье и может привести к ужесточению позиции Брюсселя по региону.

Свой протест выразили и коренные жители Фамагусты, а также их потомки. В ответ на посещение туристами заброшенной Вароши несколько сот человек собрались напротив культурного центра деревни Дериния — населенного пункта, в котором базируется греко-кипрская администрация Фамагусты в изгнании, чтобы потребовать не допустить потерю города.

Мэр Фамагусты обратился с призывом к президенту страны Никосу Анастасиадису активизировать усилия для возобновления переговоров по урегулированию кипрской проблемы.

Причины и последствия

Попытки изменить статус Вароши могут только сильнее испортить отношения Брюсселя и Анкары, которые в последнее время находятся далеко не на самом высоком уровне. Это связано и с участием Турции в сирийской и ливийской кампаниях, с превращением собора Святой Софии из музея в мечеть и, конечно, с ситуацией в Средиземноморье, где европейские страны (в первую очередь Греция и Кипр) ведут с Анкарой споры за газовые месторождения.

"Турки пошли на этот шаг, чтобы отомстить грекам за ситуацию с бурением", — приводит Telegraph слова Ахмета Сезена, профессора политологии Университета Восточного Средиземноморья в Фамагусте. "Это должно напугать кипрско-греческую сторону и подтолкнуть их сесть за стол переговоров", — считает он. По мнению профессора, турецкая сторона может начать строительство новой инфраструктуры на небольшой части Вароши, чтобы показать своим оппонентам, что Анкара и их союзники настроены решительно.

Как отмечает Джеймс Кер-Линдсей, эксперт по Кипру в Лондонской школе экономики, турки-киприоты намеренно держали Варошу пустой и не пускали туда поселенцев, чтобы позже использовать ее в качестве разменной монеты.

"Они знают, что это очень болезненная тема для греков-киприотов, разговоры о развитии Вароши для них очень провокационны. В настоящее время напряженность высока, и это вполне может быть связано с проблемой нефти и газа", — отмечает он.

Как считает российский журналист и политолог, член президиума Российского совета по международным делам (РСМД) Федор Лукьянов, если Вороша вновь станет курортом, то это будет символом благополучия Северного Кипра, а следовательно, и очередным примером процветания территорий, которые являются частью "турецкого мира".

"Чисто коммуникационная пиар-задача, как мне кажется", — заявил эксперт в беседе с ТАСС. При этом Лукьянов считает, что мнение международного сообщества вряд ли может помешать Анкаре реализовать задуманный план.

"Эрдоган — очень рисковый человек, который делает только то, что считает нужным. Он останавливается, только если получает жесткое, лобовое сопротивление, а если его нет, а звучат лишь выражения всякого рода озабоченностей и так далее, — это его совершенно не смущает".

Дмитрий Беляев