новости

Анатолий Чубайс: правительство РФ рвануло вперед в вопросах устойчивого развития

Анатолий Чубайс: правительство РФ рвануло вперед в вопросах устойчивого развития

Что уже сделало правительство РФ в области устойчивого развития, заинтересовано ли мировое сообщество в диалоге с Россией по этой теме и кто поддерживает в стране идеологию ЦУР (целей устойчивого развития), рассказал ТАСС в первом интервью в своей новой должности специальный представитель президента РФ по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс.

— Вы уже определили для себя основные цели и задачи на новой должности? Каких хотите достичь результатов? Обсуждали их с президентом?

— На самом старте, в нашем исходном разговоре, речь шла про цели и задачи. Но конечно же, обсуждалось все очень укрупненно. Я сам попросил время для того, чтобы разобраться в вопросе серьезнее и основательнее и сформулировать, как я понимаю цели и задачи. Рассчитываю на то, что в следующем разговоре с Владимиром Владимировичем я их четко сформулирую.

— Когда этот разговор может произойти?

— Я надеюсь, что в марте он состоится.

— Как вы оцениваете политику правительства в области устойчивого развития? Вы недавно выступили с предложениями изменить Налоговый кодекс и кредитную политику Центробанка для успешного развития ЦУР. Что еще необходимо усовершенствовать для повсеместного внедрения ESG (подход, который стремится учитывать факторы окружающей среды, социальные факторы и факторы управления — прим. ТАСС)?

— Я картину здесь понимаю таким образом. Есть документ по устойчивому развитию, официально представленный Россией в 2020 году, который называется "Добровольный национальный отчет". Он появился впервые с того момента, когда наша страна голосовала за принципы устойчивого развития в ООН. Этот документ прошел, как и положено, аудит Счетной палаты. Ряд независимых организаций гражданского общества, консолидировавшись, тоже провели свой аудит. В результатах обоих аудитов есть то, что кажется позитивным и негативным. Главным элементом критики правительства было отсутствие ответственного за внедрение ЦУР, то есть головной организации. И в предшествующие пять лет, а Россия в 2015 году подписала принципы устойчивого развития, его действительно не было. Но за последние несколько месяцев ситуация в этом смысле радикально изменилась. И честно говоря, объем того, что правительство сделало буквально за последние несколько месяцев, превышает все, что было сделано за предшествующие пять лет. Поясню конкретно.

Во-первых, определено ответственное министерство — им стало Минэкономразвития. Максим Решетников отвечает за эту тематику в России как руководитель МЭРа. Во-вторых, определен методологический центр по проблемам устойчивого развития — это Внешэкономбанк. В-третьих, проделан еще ряд таких шагов, которые могут показаться бюрократическими, но они очень важны. Я имею в виду появление межведомственной рабочей группы во главе с Максимом Решетниковым, формирование совета совместно с бизнесом. А самое главное, что все эти органы начали реально работать и создали важный задел содержательных нормативных документов, которые, собственно, и определяют, что именно Минэкономразвития и правительство намерены делать в области устойчивого развития.

Раньше в России ничего подобного не было. И это, конечно, прорывная история. Я детально проанализировал проекты всех разработанных и представленных документов, и они произвели сильное впечатление: профессиональная, очень качественная работа. В этой тематике главное — изначально не пытаться изобретать свой собственный велосипед. Очень важно, чтобы то, что мы создадим с точки зрения таксономии, то есть описания видов проектов устойчивого развития, было признано в мире. Документ, подготовленный Минэкономразвития и Внешэкономбанком в качестве задела, абсолютно международного уровня. И это очень порадовало. Я не имел к его разработке никакого отношения, так что могу судить объективно, так сказать, со стороны. Оказалось, что правительство за последние три месяца, что называется, рвануло вперед в области устойчивого развития.

— За три месяца? Не слишком ли быстро?

— Специалисты, которые работали по этой теме, рассказывали мне, что трудились вместе с российскими и международными экспертами над документами больше года. Но у них никак не получалась реализация. А вот сейчас пришел запрос со стороны правительства. Конечно, все это только задел, замысел, исходные предложения. Но я все равно очень высоко оцениваю то, что реально сделано правительством на этом уровне.

— На ваш взгляд, насколько российский бизнес и госструктуры готовы к учету целей устойчивого развития и правил ESG в своей деятельности?

— Здесь тоже ожидало некое открытие. Предполагал, что придется с нуля рассказывать о том, что это дело серьезное и по-настоящему повлияет на бизнес. И тут внезапно на меня буквально "напали" лидеры 10–15 крупнейших российских компаний: "Мы уже несколько лет этим занимаемся, нужно консолидироваться и совместно вырабатывать сводную позицию бизнеса, взаимодействовать с правительством". Я сформировал для себя критерии, кто оказался в числе российских лидеров в вопросах устойчивого развития. Это те компании, чьи первые лица наиболее продвинуты и умеют глобально мыслить. То есть глубоко понимают не только свой конкретный бизнес, но и мировые тренды. Это и глава Росатома Алексей Лихачев, и глава "Газпром нефти" Александр Дюков, и глава РЖД Олег Белозеров, а также частные компании, такие как "Сибур", "Норильский никель" и так далее. Я назвал вам лишь часть тех, с кем мы уже встречались.

— А из иностранных коллег с кем уже успели выстроить рабочие контакты? Или планируете обсудить в ближайшее время взаимодействие?

— Мы уже встречались с послами крупнейших мировых держав, простите, мне не очень удобно называть их конкретно, поскольку это не было официально объявлено. Пусть это не прозвучит пафосно, но у меня сейчас очень много запросов на встречи с послами крупнейших государств. У всех есть одна общая черта в позиции, которую я готов лично поддерживать. Она такая: да, мы понимаем, что у нас международная обстановка не лучшая. Куда ни кинь, все сложно. И перевернуть ее вряд ли в чьих-то силах. Но даже на этом фоне выбрать то окошечко, которое по-настоящему значимо для всех, реально.

Когда я говорю, что таким окошечком может оказаться климатическая, "зеленая" тематика и устойчивое развитие, я практически во всех своих беседах с послами встречаю понимание. Им это кажется разумным, несмотря на все наши санкционно-политические страсти. Тут, мне кажется, можно не просто слова говорить

Я надеюсь, что удастся получить реальный результат до конца этого года.

— Планируете ли вы выстраивать сотрудничество с экологическими организациями, научными и государственными структурами для реализации ЦУР в РФ?

— Объем экспертизы, который накоплен в России по отдельным направлениям устойчивого развития, очень значительный. Причем такой, что в полном смысле слова называется независимой научной экспертизой. С удовольствием общаюсь с учеными и экспертами, получаю у них важнейшую информацию. Но что для меня было неожиданным — широкий общественный интерес не просто к отдельным направлениям, таким как климат, эмиссия СО2, переработка отходов, но ко всем проблемам ЦУР. Вся эта сфера требует абсолютной открытости и прозрачности, вовлечения так называемых заинтересованных сторон — государства, бизнеса, независимых экспертов и гражданского общества. Тогда она становится осмысленной. Повторюсь, меня удивил уже существующий задел в этой области в России.

— Просто до сих пор не хватало лидера?

— Я не считаю, что стоит задача возглавить. Я считаю, что стоит задача создать площадку. Построить пространство для объединения и обсуждения. Например, то, что я услышал от представителей бизнеса по этой теме, превышает мои знания вопроса. Поэтому нет задачи ими руководить, есть задача помочь нам всем вместе выработать сводную, консолидированную позицию, собрав лучшее из того, что уже реально делается.

— Какие вы предпримете ближайшие практические шаги на пути внедрения ESG в стране?

— Через какое-то время я смогу изложить целостный взгляд ответа на вопрос "что делать?". Но пока могу сказать: мне очень нравится тот задел, который появился в этой теме благодаря правительству, бизнесу и гражданским активистам. Да, мне очень хотелось бы, чтобы он не оказался реализованным наполовину. Мне также очень нравится и тот задел, который готовит Центробанк. Там идет речь об очень серьезном пересмотре фундаментальных основ денежно-кредитного регулирования. ЦБ готов размышлять об этом. Первое пожелание состоит в том, чтобы это начавшееся движение, которое я вижу, в самых разных сферах, привело к результату, и не в 2050-х или 2030-х годах, а в 2021 году. В текущем году, как мне кажется, у России есть возможность создать внятный национальный план действий по устойчивому развитию. Есть для этого предпосылки и в правительстве, и в Центральном банке, и в бизнесе, и в обществе. Я не знаю, будет ли он единым документом или приобретет какую-то иную форму, но речь идет о широчайшей программе. Мое главное устремление — чтобы в 2021 году Россия вышла на первые результаты. А это будет означать для меня как для представителя президента по связям с международными организациями, что нашей стране есть что продемонстрировать, что называется, "положить на стол". И соответственно, у нас появляются основания для серьезного переговорного ресурса и взаимных обменов.