новости

Олег Матыцин: каждая медаль россиян на Играх была в значительной мере подвигом

Олег Матыцин: каждая медаль россиян на Играх была в значительной мере подвигом

В Токио завершились летние Олимпийские игры, российские спортсмены завоевали 20 золотых, 28 серебряных и 23 бронзовые награды. Министр спорта России Олег Матыцин в интервью ТАСС рассказал о ситуации с российской легкой атлетикой, травмах и подготовке олимпийцев к Играм в Париже.

— Олег Васильевич, как расцениваете результат нашей команды? Пятое общекомандное место — на одну награду больше, чем в Лондоне, больше, чем в Рио. Но, с другой стороны, наград больше, а место ниже, чем обычно.

— Российская команда всегда ставит перед собой самые амбициозные цели. Конечно, всем хотелось, чтобы результат был еще лучше, но перед Играми был сделан предварительный анализ, в соответствии с которым задачей-максимум на этой Олимпиаде было третье место в медальном зачете, задачей-минимум — пятое. С задачей-минимум мы справились, причем по общему количеству медалей мы заняли третье место. На мой взгляд, это говорит о большом потенциале нашей сборной.

Не будем забывать, что все пять лет подготовки к Играм в Токио были сложными, а последние полтора года — в особенности. Объективно оценить уровень готовности было невозможно, спортсмены не имели возможности соревноваться друг с другом.

В целом я считаю выступление сборной России успешным. Однако не стоит делать вывод, что мы в полной мере удовлетворены местом, которое в итоге заняла сборная. Есть виды спорта, результаты выступлений в которых требуют серьезного анализа, и мы в ближайшее время планируем провести такой анализ с привлечением специалистов Министерства спорта, Олимпийского комитета, общероссийских федераций. Сейчас крайне важно понять, какие были допущены просчеты, в чем нам необходимо усилить работу перед следующими Олимпийскими играми — в Париже, как необходимо усовершенствовать систему подготовки олимпийской команды. По результатам этого анализа мы будем готовить предложения о дальнейшем развитии всей системы физической культуры и спорта в России.

В сегодняшних реалиях результат определяют как минимум четыре фактора — материальная база, подготовка кадров, научно-технологическое и медицинское сопровождение, контроль восстановления спортсменов. Ну и, конечно, огромное значение имеет эффективность системы детско-юношеского спорта. Минспорт уделит особое внимание интеграции всех этих факторов. Мы с большим уважением относимся к вопросам взаимодействия с федерациями и Олимпийским комитетом, однако я уверен, что сегодня в нашей стране только система централизованного государственного управления может обеспечить успешное развитие спорта и физической культуры. В период пандемии централизованная система управления показала свою эффективность и, что особенно важно, обеспечила стабильную и планомерную подготовку нашей сборной.

— Возвращаясь к результатам — получается, пока не наладится ситуация с легкой атлетикой, мы не можем биться за первую тройку на Играх?

— Действительно, в условиях, когда на нашу федерацию по виду спорта, в котором разыгрывается 48 комплектов наград, наложены санкции, нам сложно рассчитывать на успешную конкуренцию с ведущими странами. Но даже при столь малочисленном участии российских легкоатлетов у нас две медали — это серебро Анжелики Сидоровой и золото Марии Ласицкене. Мы продолжим делать все необходимое, чтобы федерация была восстановлена, чтобы все спортсмены получили право на участие.

В то же время не считаю, что это единственный вид спорта, где мы можем выступить лучше. Нельзя забывать о тяжелой атлетике, о гребном спорте. Байдарка и каноэ не принесли медалей. В академической гребле успехи заметны, но их нельзя сравнивать с результатами, которые наши спортсмены показывали в советский период. Общий успех определяют все медалеемкие виды и дисциплины — будем усиливать работу на этих направлениях и повышать конкурентоспособность нашей сборной.

Отрадно, что по многим видам спорта мы добились исторических побед. Не хочу слишком преувеличивать заслуги, но отмечу положительные тенденции и динамику в работе соответствующих федераций, тренеров, регионов. Конечно, приятно удивили тхэквондо, фехтование, спортивная гимнастика, где мы завоевали золото в командном многоборье и у ребят, и у девушек. Но, как уже сказал ранее, мы будем делать отдельную оценку по каждому виду спорта.

— Во многих видах медалей мы все-таки недобрали. Возьмите хотя бы ситуацию с тем, что сделали судьи в художественной гимнастике.

— То, что произошло, — настоящая драма. Но помимо художественной гимнастики есть и другие виды, где мы рассчитывали на победы, — речь и о волейбольной сборной, и о женской гандбольной команде, и о многих других дисциплинах. В борьбе, например, мы могли завоевать большее количество медалей. Но, повторюсь, сегодня в спорте очень напряженная конкуренция, и каждая медаль — это в значительной мере подвиг. Тем более что в отдельных видах спорта были и исторические прорывы.

Сейчас надо спокойно и профессионально сделать анализ всем вместе, понять, где слабые места. Надо обратить внимание на медицинское сопровождение, научно-методическое сопровождение, систему подготовки, изучение мирового опыта работы тренеров. И уже спланировать трехлетний период подготовки к Играм в Париже с учетом того, что мы показали в Токио.

— Возвращаясь к легкой атлетике. Несмотря на то что Маша Ласицкене все-таки взяла золото — и низкий ей поклон за это, — в сторону Минспорта пошла волна негатива. И конкретно в ваш адрес прозвучали достаточно серьезные обвинения в том, что вы не желали Марии выступления на Играх.

— Когда я только был назначен на должность министра спорта, отношения между Всероссийской федерацией легкой атлетики и Международной легкоатлетической ассоциацией, World Athletics, достигли своей низшей точки. Потребовались колоссальные усилия — и организационные, и финансовые, и дипломатические, чтобы возобновить диалог. Не принижая заслуг других организаций, считаю, что в решающий момент именно Министерство спорта взяло на себя всю тяжелую работу по координации взаимодействия, помогло ВФЛА с финансовой и организационной точки зрения. Мы вместе добились того, что на Игры поехали десять спортсменов. Да, сейчас легко говорить, что, мол, все плохо, что десять атлетов — это мало. Но нужно понимать, что чуть более полутора лет назад мы могли оказаться в ситуации, когда нас вообще исключили бы из легкоатлетической семьи.

Марию Ласицкене и ее тренера я хочу поздравить с этой громаднейшей победой. Но если говорить о ситуации в целом, то только конструктивное взаимодействие и общие усилия спортсменов, тренеров, федерации помогут добиться окончательного восстановления российской легкой атлетики.

Перед Олимпийскими играми я встречался со всеми сборными, заезжал и на тренировочную базу в Новогорске, где хотел встретиться с Марией перед ее отлетом в Токио. Тогда встреча так и не состоялась, но, согласитесь, для меня как министра было бы абсурдом выступать против участия сильнейшей легкоатлетки в Олимпийских играх. У меня к Марии самое доброе отношение. Все знают, что существовали опасения в отношении ее здоровья, но с моей стороны было единственное желание — чтобы максимальное количество спортсменов поехали в Токио.

Да, для нас тоже неприятным сюрпризом стала позиция World Athletics о допуске лишь десяти спортсменов, но в сложившейся ситуации это был максимум. Надеюсь, что сейчас, благодаря уверенным выступлениям наших спортсменов и успехам в реализации дорожной карты, в ближайшее время совет World Athletics примет решение не только о выдаче большего числа нейтральных статусов, но и по допуску наших спортсменов на участие во всех международных соревнованиях. В наших силах сделать так, чтобы на Олимпийских играх в Париже такого ограничения и такого лимита, как в Токио, не было.

— Как думаете, сколько примерно медалей мы недобрали из-за ситуации с легкой атлетикой?

— Я вообще противник медальных планов, о чем я говорил еще до Олимпийских игр. Есть, к примеру, Сережа Шубенков, который проделал огромнейшую работу, приехал в Токио и не смог принять участие. Все, что происходило с ним за полгода до Игр, стало для него колоссальным испытанием — обвинение в его адрес, травма и дальнейшее восстановление. Конечно, надеялись на медаль Дарьи Клишиной, на медаль в ходьбе. Снова вспоминаем про две золотые медали в художественной гимнастике, и так практически по каждому виду спорта.

Задача Министерства спорта — не в подсчете медалей, а в организации работы, организации национальной системы спорта. Нужно, чтобы существовала конкурентная среда, действовала правильная система отбора начиная с детско-юношеского спорта, сборных команд. Если мы говорим о легкой атлетике, нужно восстанавливать сотрудничество с World Athletics.

— Хочу задержать ваше внимание на теме повышенной травматичности наших атлетов. Многие связывают ее с серьезным психологическим давлением. Может быть, дело и в тонкостях подводки к старту?

— В какой-то мере повлияло все: сбой международного и тренировочного календарей из-за пандемии, вынужденное изменение планов подготовки. С нашими коллегами из Федерального медико-биологического агентства мы проведем тщательный анализ, посмотрим количество травм и их причины. Любой тренировочный процесс надо планировать совместно с тренером, спортсменом и представителями науки, медицины.

— А как быть с вопросом определения состава? Во многих видах спорта он объявляется прямо под Игры, буквально за несколько недель. Спортсмены находятся в жесточайшем психологическом давлении, ожидании. Когда ты долго находишься в ожидании чего-то, в неизвестности, и наконец получаешь ответ — хочешь не хочешь происходят разные процессы. В том числе и расслабление, ведь гора с плеч.

— Вопрос сложный. Так было всегда — и в советское время, и в российский период, да и не только в нашей стране. Каким образом решить эту проблему — это задача прежде всего тренера. Все зависит от конкретной ситуации, конкретного времени, формы спортсменов.

Один рецепт тут сложно дать. Это общая задача медиков, научного сопровождения, тренеров и самого спортсмена. Конечно, комфортнее готовиться в условиях, когда ты уже за какое-то время знаешь, что попал в сборную команду, твой индивидуальный план рассчитан на выход на пик формы к определенным датам, и у тебя нет дополнительных психологических факторов. Вопрос планирования, подготовки — ключевой.

Это ведь не только по дням нужно спланировать, это конкретное содержание подготовки с учетом динамики состояния спортсмена: психического состояния, результатов, объема и интенсивности нагрузки. Тут успех формирования команды определяет профессионализм тренеров, экспертов, врачей.

— Предстоящие летние Игры — через два с половиной года. Будет ли как-то меняться планирование подготовки, система и календарь?

— Необходимо в ближайшие месяцы провести анализ выступлений, скорректировать планы подготовки на Игры в Париж. Определить составы людей с резервом, чтобы обеспечивать их медицинское сопровождение, научно-методическое сопровождение, тестирование, определить систему отбора с учетом факторов — и временных, и остальных. Программа будет скорректирована, мы учтем те моменты, которые были обнаружены в период подготовки к Олимпийским играм в Токио.

— Концепция развития спорта (Стратегия-2030) делает упор на развитие массового спорта. В связи с тем, что мы сейчас в очередной раз убеждаемся, насколько для страны, для людей важен результат системы спорта высших достижений на Олимпийских играх, не уйдет ли эта история на второй план? Стране нужны медали, нужны победы.

— Система развития массового спорта и система спорта высших достижений должны быть неразрывно связаны. У нас есть глобальная задача — чтобы максимальное количество людей занимались спортом, чтобы спорт составлял основу их здоровья и жизнедеятельности в целом. Чем более массовым будет развитие того или иного вида спорта, тем больше будет возможностей для отбора талантливых детей. Именно поэтому на ближайшем совете при президенте РФ будет рассмотрен вопрос развития детско-юношеского спорта, гармонизации законодательства о спорте и об образовании, что, в свою очередь, предполагает меры социальной поддержки тренеров, лицензирование системы детско-юношеских школ, обоснованную с научной точки зрения систему селекции спортсменов. Этот фундамент и должен определять успех системы спорта высших достижений. Очень важно обеспечить подготовку высококвалифицированных кадров, обустроить современные федеральные базы, наладить научно-методическую деятельность.

Мы сейчас готовим предложение, которое в случае его утверждения позволит буквально в следующие два олимпийских цикла все виды спорта обеспечить достаточными условиями для проведения сборов на территории России. Когда процесс подготовки проходит за рубежом, увеличиваются риски, связанные с питанием, восстановительным процессом, самими тренировками. Учитывая, что Россия — уникальная страна по климатическим и географическим критериям, мы обязательно должны использовать эти ресурсы.

Опыт подготовки команд в Дальневосточном федеральном округе показывает, что нам обязательно надо развивать это направление работы, усиливать материальную базу. Спорт высших достижений сегодня — это область высоких технологий. Повторяю — без участия науки, медицины, анализа международного опыта трудно рассчитывать на успех. Мы должны понимать, что только комплексная, командная работа может гарантировать нам успехи в видах спорта.

Но в конечном счете спорт высших достижений всегда должен базироваться на массовом спорте, детско-юношеском спорте — это две стороны одной медали. Поэтому государство активно инвестирует в развитие массового спорта — с помощью федерального проекта "Спорт — норма жизни", государственной программы "Развитие физической культуры и спорта", создавая условия для достижения целевых показателей Стратегии развития физической культуры и спорта до 2030 года.

— К Олимпийским играм в Токио ваше ведомство подготовило информационный проект, в котором рассказывалось о каждом из участников Игр. Этот проект после Токио продолжит развиваться?

— Мы должны быть более открытыми, больше внимания уделять личным историям наших чемпионов. Они реальные герои, их модели поведения и успеха привлекательны для молодого поколения. И мы будем продолжать делать максимально возможное, чтобы этот проект развивать.

Мы также продолжим активно взаимодействовать и со СМИ, потому что ресурсы телевидения, соцсетей, печатных изданий, радио имеют огромное значение для популяризации спорта. Мы надеемся быть надежными партнерами в этом важном деле.

Уверен, что тот эмоциональный подъем, который возник благодаря выступлению наших спортсменов и проведению Олимпийских игр в целом, должен быть правильно использован. Нужно давать людям возможность узнать об истории успеха наших олимпийцев. Министерство сейчас максимально старается быть открытым, взаимодействовать с другими министерствами по всем направлениям развития спорта, в том числе развитию школьного, студенческого спорта. Активно взаимодействуем с Росмолодежью, общественными организациями в регионах.

— Буквально через две недели стартуют наши паралимпийцы. Какие ожидания в связи с Паралимпийскими играми?

— Мы помним трагедию, которую пришлось пережить нашей команде, когда ее целиком отстранили от выступлений в Рио. Люди, которые выступают в паралимпийском спорте, — это особые люди, требующие особого внимания, уважения. Мы максимально готовы создавать и создаем комфортные условия как для их подготовки, так и участия в Играх. И конечно же, мы надеемся на успешное выступление наших паралимпийцев. Для нас это направление деятельности не менее важно, чем развитие олимпийских видов спорта.

— Медального плана нет?

— Медальные планы, особенно для паралимпийцев, выстраивать достаточно сложно. Уверен в том, что мы будем в лидерах. Но самое главное — это вера в то, что мы представители великой страны. Об этом не надо никогда забывать. В нынешних сложных условиях это особенно важно.

Мы видели, какая поддержка нашей олимпийской сборной шла от всех жителей страны. Очень хочу, чтобы такая же поддержка сопровождала и выступления паралимпийской команды!

Ρoή Ειδήσεων