новости

В Беслане день траура по погибшим в школе от рук террористов

В Беслане день траура по погибшим в школе от рук террористов

10 лет назад в Беслане первый звонок для 334 человек стал последним. Пострадали около 800 человек, 126 бывших заложников стали инвалидами.

Во время штурма здания погибли 10 сотрудников войск специального назначения. Это стало самым большим числом потерь в ходе одной операции за всю историю российского спецназа. Эту ужасную трагедию сегодня вспоминают во всем мире. Беслан – единственный город в России, где день знаний начинается 5 сентября. Об этом пишет RT.

Террористы три дня держали в заложниках более тысячи людей, из которых погибли 186 детей, учащихся школы №1, ныне превращённой в мемориал. Учительница истории Надежда Гуриева и бывшая ученица школы Зарина рассказали корреспонденту RT, что им пришлось пережить.

«С последним вас первым звонком, 11 «В», – вывела мелом на доске Верочка Гуриева, помогая маме, учительнице истории в школе №1 города Беслана, готовиться ко Дню знаний. Мама испугалась: «Зачем ты так? Это как-то страшно звучит». «Да, но для них это же последнее 1 сентября», - таков был ответ. Надпись оставили. Она оказалась пророческой.

«Когда я захожу в этот спортзал, возникает ощущение, что я по ним хожу. Понимаешь, прямо по ним», - шепчет Надежда, мама Веры Гуриевой. 10 лет прошло, а раны всё так же кровоточат.

«Верочка умерла здесь. И вот там, где постамент стоит, я сына оставила, Бориса. Дочь Ирочка спаслась. Она потом меня ругала, что я её не послушала утром; не до разговоров особенно было учителю в тот день. А ей сон приснился в ночь с 31 на 1, что мы всей семьёй приходим в гости к дедушке. Заходим в дом - а там гроб стоит. Дедушка наш уже умер, и тоже первого сентября. И вот мы заходим, а он оттуда зовет к себе Верочку и Бориса: «Мне так холодно, погрейте меня». Дочь очень испугалась сна. А я вся в заботах была, ругалась, многие старшеклассники опаздывали. Не было подарков. Тот, кто должен был давать первый звонок, тоже опаздывал. И вот, когда мы наконец начали строиться на линейку, вошли они», - рассказывает учительница.

В то, что это террористы, многие не могли поверить. Казалось, что это розыгрыш, спектакль. Зарина Цихирова вспоминает, что очень не хотела идти на торжественную линейку в тот день. «Как перед родителями оправдываться, что нас так долго нет? Где мы были? Сказать, что нас взяли в заложники? Но нам же никто не поверит. Кто в такое может поверить? Какие террористы у нас в Беслане? У нас же мирный город!» - говорит она.

Учительница Надежда Гуриева вспоминает: «Меня племянница там нашла и стала за руку дёргать и звать. И тут я осознала, что мои дети тоже в этом аду. Я взяла девочек, и мы сели под щит. Борис оказался вдалеке и просился к нам, а я молила его оставаться на месте. Увидела, что у меня и над головой была мина и возле меня, а пересесть нельзя. Но потом всё же мы все вместе оказались. Боречка всех поддержать старался. Верочку нашу успокаивал. Она не всё понимала. Даже сказала, что здорово, что нас отпустят, и уроков не будет. Пойдём, погуляем ещё... ребёнок совсем...»

Они провели в школе три дня. Более тысячи человек в одном зале. Представить, как столько людей могло тут уместиться, невозможно. «Мужчин и старшеклассников расстреляли первыми. Тела выбросили из окна второго этажа. На второй день заложникам перестали давать воду. Дети плакали. Террористы бесились и грозили расстрелять тех, кто не успокоится. На третий день стало всё равно», - вспоминают очевидцы. Они просто хотели, чтобы это всё закончилось. «На третий день была уже полная уверенность, что мы не выйдем никогда и здесь взорвёмся. Когда ты видишь, что террорист постоянно держит на «лягушке» ногу, и ты знаешь, что, если он уснёт или пошатнётся, мы все взлетим. Это напряжение так надоело, что хотелось одного: чтобы это скорее закончилось. И всё. Мы словно ждали, что вот-вот что-то случится, но лица террористов казались мне расслабленными. А потом прогремел взрыв», - вспоминает Зарина.

«Первой же взрывной волной нас положило, - Надежда Гуриева и сейчас помнит все детали. - Вот здесь ещё оставались следы от верочкиного платья. Она горела. Моя дочь горела. Когда я очнулась, мне Ирочка сказала: «Мамочка, все бегут». Я сказала ей: «Если есть силы, беги». Хорошо, что она не побежала. Тогда многие стали выпрыгивать в окна, но террористы стреляли им в спины. Мы остались там же. Я видела, что Верочка не живая. Боря был весь в крови, но двигал руками. Я не сразу поняла, что это была моя кровь. У него было тяжёлое ранение, но крови мало. Я стала пытаться вытащить Борю - на нём были люди. Но нас потом стали перегонять в новый плен, в другое место. Тех, кто не мог уходить, добивали. Взять Бориса я не могла. Вокруг тела. Он тяжёлый, мне его не поднять, не тащить же его волоком прямо по людям. А со мной еще двое девочек, дочь и племянница, и их надо спасать, они живые. А как они сами, без меня? Я ушла с ними. Борю нашли потом в морге».

Очень многие предчувствовали беду накануне. В тот день на торжественную линейку было как никогда много опоздавших. И это спасло им жизни.
Сегодня в 9:00 во дворе школы началась траурная церемония, в 9:15 снова зазвенит звонок. Будет звучать траурная музыка, зажгутся поминальные свечи, и к фотографиям погибших, развешанным на стенах разрушенного спортивного зала, возложат цветы. С утра 1 сентября во двор разрушенной школы прибудут руководители республики, представители общественности, комитета «Матери Беслана», родственники погибших. Венки и цветы от организаций и простых граждан республики будут возлагаться также и 2 сентября. 3 сентября траурные мероприятия продолжатся. С утра пройдёт возложение цветов, будут зажжены поминальные свечи и проведена божественная литургия. В 13:00 прозвучит стихотворение народного поэта Северной Осетии Шамиля Джигкаева. В 13:05 раздадутся два удара колокола и будет объявлена минута молчания. Учащиеся школ выпустят в небо 334 воздушных шара в память обо всех жертвах теракта. Затем состоится крестный ход, и в 14:30 траурная церемония продолжится на мемориальном кладбище «Город ангелов». Сюда прибудут руководители республики, члены правительства и депутаты парламента, представители администраций Владикавказа и районов республики, общественно-политических партий, движений и государственных организаций.

После прочтения стихотворения «Имена» под звуки метронома будут перечислены имена и фамилии всех погибших, раздадутся два удара колокола и в небо вновь будут выпущены 334 белых воздушных шара. Вечером этого же дня в ночное небо будут запущены 334 так называемых небесных фонарика.
Траурные мероприятия будут идти 51 час 50 минут - столько времени заложники провели в захваченной террористами школе.

Погиб 31 террорист, из них 28 было убито во время штурма 3 сентября. Один выживший боевик, Нур-Паши Кулаев, был арестован. В мае 2006 года Верховный суд Северной Осетии признал Кулаева виновным, в том числе в терроризме, захвате заложников и убийстве. Террорист был приговорен к смертной казни, но ввиду моратория на этот вид наказания окончательная мера была изменена на пожизненное заключение в колонии особого режима. Ответственность за теракт взял на себя Шамиль Басаев.

Как выглядит сегодня бывшая школа №1, ныне место скорби, можно посмотреть на видео