Посол РФ в Японии: передача Курил не обсуждается и обсуждаться не может

Newsroom Newsroom

Посол РФ в Японии: передача Курил не обсуждается и обсуждаться не может

В преддверии Дня дипломатического работника чрезвычайный и полномочный посол РФ в Японии Михаил Галузин в интервью ТАСС поделился своим видением того, как идут российско-японские переговоры по заключению мирного договора, рассказал, каких шагов ждет российская сторона от японских коллег, а также о том, как японо-американский военно-политический альянс влияет на диалог Москвы и Токио.

— Начать хотелось бы с вопроса о том, как сейчас идут переговоры о мирном договоре. Можно ли сказать, что Россия и Япония уже приступили к составлению текста мирного договора и разработке его структуры? Или близки к этому?

— Могу сказать, что в ноябре 2018 года наши лидеры в Сингапуре в ходе встречи на полях Восточно-Азиатского саммита договорились о том, чтобы выстраивать дальнейшие переговоры по мирному договору на основе совместной декларации СССР и Японии 1956 года. Такой диалог идет, переговоры начались, и первый их раунд, как мы знаем, состоялся 14 января этого года в Москве на уровне министров иностранных дел России и Японии.

После этого 22 января прошла встреча президента РФ с премьер-министром Японии. И в общем-то, в высказываниях Владимира Владимировича Путина по итогам встречи с господином Абэ и в высказываниях Сергея Викторовича Лаврова по итогам переговоров с господином Коно достаточно четко обрисовано наше видение нынешнего положения дел в переговорном процессе по мирному договору. И в этой связи я прежде всего хотел бы обратить внимание на высказывание президента о том, что впереди — длительная и кропотливая работа по созданию условий для перехода на взаимоприемлемые решения. Стоит задача обеспечить долгосрочное и всестороннее развитие российско-японских отношений на качественном уровне.

Такова сейчас картина, такова сейчас ситуация вокруг диалога по мирному договору. И главное сейчас, на наш взгляд, — это прилагать активные совместные усилия для создания в наших отношениях качественно новой атмосферы добрососедства и подлинного партнерства. Атмосферы, которая позволит в дальнейшем найти взаимоприемлемые решения проблемы мирного договора — решения, которые были бы с пониманием и поддержкой восприняты народами России и Японии.

— В Японии уже почти не ставится под сомнение то, что премьер-министр Синдзо Абэ якобы намерен предложить России компромисс по формуле "два плюс альфа". Это означает, как сообщается, передачу Японии после подписания мирного договора островов Шикотан и Хабомаи и некую договоренность по Итурупу и Кунаширу. Возможно, в виде договоренности о совместной хозяйственной деятельности на этих островах при сохранении их в составе России. Были ли со стороны Японии такие предложения? Или какие-либо другие конкретные предложения по поводу решения территориального вопроса?

— Могу сказать, что, конечно же, вопросы суверенитета над островами и вопросы их передачи на переговорах не обсуждаются и обсуждаться не могут.

Мы исходим из того, что Южнокурильские острова — это часть территории России по итогам Второй мировой войны, и эти итоги закреплены в международном праве, прежде всего — в уставе ООН

Я уже выше отмечал, что ключевая задача на сегодняшний день — это формировать новую подлинно-позитивную атмосферу двусторонних отношений. И собственно говоря, на этом, на наш взгляд, сейчас необходимо сторонам концентрировать усилия. Что же касается разного рода предположений, арифметических, я бы сказал, которые фигурируют в японской прессе, то это предположения прессы — именно так я к ним отношусь.

— Можно ли сказать, что путь Японии к выполнению декларации 1956 года означает согласие с суверенитетом России на островах, что это главное условие?

— В нашей дипломатической практике мы, в общем-то, не выступаем с ультиматумами. Стараемся этого не делать. Не ставим кому бы то ни было каких-то жестких предварительных условий. Проблема не в этом. Проблема в том, что существует вопрос о заключении мирного договора между Россией и Японией. И задача в том, чтобы совместными усилиями, и я подчеркну это, создать для этого должную обстановку в наших отношениях.

Что, на наш взгляд, могло бы включаться в эти совместные усилия. Это, прежде всего, необходимость признания Японией итогов Второй мировой войны в их общепринятом понимании, закрепленном в международном праве, прежде всего — в уставе ООН. А это предполагает признание Японией абсолютной законности передачи Курильских островов, включая южную часть, Советскому Союзу и, соответственно, России по итогам минувшей войны.

Далее логично говорить о том, если речь идет о заключении мирного договора, что с японской стороны будут приняты меры по снятию озабоченности российской стороны по поводу тех вызовов в отношении нашей национальной безопасности, которые проистекают из японо-американского военного альянса. Это отдельная и довольно широкая тема.

И наконец, важно на качественно новом, более высоком уровне развивать весь комплекс наших двусторонних отношений

Имея в виду и экономическое сотрудничество, и инвестиционное сотрудничество, потенциал которых далеко не исчерпан. Имея в виду и взаимодействие России и Японии на международной арене в решении ключевых, актуальных, глобальных и региональных проблем, включая поддержание и укрепление стратегической стабильности, глобальной и региональной безопасности.

Здесь тоже очень много работы, потому что мы чаще видим, что Япония не поддерживает ключевые российские международные инициативы. И здесь мы, конечно же, хотели бы видеть более тесное и партнерское взаимодействие.

Речь идет, наконец, о дальнейшем наращивании культурных, образовательных, спортивных, гуманитарных связей. То есть впереди достаточно много работы.

— Если вернуться к японо-американскому военному альянсу, то это важная тема, которая обсуждается и в Японии в последнее время достаточно активно. Абэ в интервью телеканалу "Асахи" в начале года заявил, что войска США на территории Японии не несут угрозы для РФ. После этого командующий американскими вооруженными силами в Японии генерал-лейтенант Джерри Мартинес на пресс-конференции в Токио заверил журналистов, что США пока не планируют разворачивать свои войска на островах южной части Курильской гряды в случае их передачи японской стороне. Достаточно ли России таких гарантий? Будет ли Россия стремиться закрепить на бумаге положение о том, что на этих территориях не будут размещены войска США?

— Я хотел бы еще раз повторить, что тема суверенитета над южными Курилами и их передача на переговорах с Японией не обсуждается. Поэтому любые заявления о даже гипотетической возможности размещения на российских территориях иностранных войск по меньшей мере неуместны.

Что же касается сюжета, обозначенного в вашем вопросе, то хотел бы со своей стороны сказать, что проблема ведь не в фактическом наличии американских войск в той или иной точке на карте Японии. Проблема гораздо шире. Давайте посмотрим на сегодняшнюю политику Соединенных Штатов в отношении России. Эта политика заключается в попытках международной изоляции России, абсолютно незаконных, противоправных, подрывающих устои рыночной экономики санкциях. Это политика приближения военной инфраструктуры НАТО к границам России.

Это политика слома многих международных правовых инструментов, а именно — российско-американских, прежде всего тех договоренностей, которые составляли основу глобальной стратегической стабильности. Некоторое время назад под нож был пущен договор по ПРО. Сегодня мы видим, как американцы нарушают договор по ракетам средней и меньшей дальности. Есть вопросы к американцам касательно договора о стратегических наступательных вооружениях, срок которого истекает в 2021 году.

Кроме того, сегодня политика США в отношении России — это абсолютно незаконное, неприемлемое, экстерриториальное применение американского законодательства в отношении российских граждан в третьих странах.

Ну и, естественно, было бы наивно в этой общей схеме нынешней американской политики верить заявлениям США о том, что дислоцированные в Японии американские войска не имеют, скажем так, задач антироссийской направленности. И конечно же, как и всякое ответственное государство, заботящееся о своей национальной безопасности, мы не можем этот факт не учитывать. Было бы странно, если бы мы его не учитывали.

— Вдогонку к этой же самой теме. Ряд японских журналистов не исключает того, что когда договор о ракетах средней и меньшей дальности окончательно умрет, американцы могут поставить вопрос о размещении в Японии соответствующих ракет, средней дальности, допустим, в их неядерном варианте. Такие новые факторы учитываются на переговорах о мирном договоре с Японией?

— Я думаю, что я уже частично ответил на вопрос о том, что мы исходим из необходимости снятия японскими партнерами наших озабоченностей, наших законных озабоченностей в сфере безопасности. Я не могу сказать в конкретной плоскости, как будут развиваться в дальнейшем японо-американские отношения в области безопасности. Как будет эволюционировать их военно-политический альянс — это скорее смогут более компетентно сказать японские либо американские коллеги.

Но мы видим то, что видим. И видим то, что происходит. А происходит все большая интеграция Японии в систему глобальной противоракетной обороны США после слома американцами российско-американского договора о противоракетной обороне (Договор об ограничении систем противоракетной обороны, о выходе из которого США объявили в 2001 году — прим. ТАСС), который являлся стержневым элементом стратегической стабильности, предотвращавшим возможность ядерного конфликта. Мы видим публикации в японской прессе о том, что все новые элементы американской глобальной ПРО будут размещаться в Японии, например — радарные установки. Мы слышали и о планах, опять-таки из японской прессы и как вы только что сами подтвердили, о возможности размещения американских ракет средней и меньшей дальности на территории Японии.

Не учитывать это в нашей политике в области национальной безопасности было бы по меньшей мере странно. И тем более если мы ведем речь о переговорах по мирному договору, для которых требуется новая, качественно более позитивная атмосфера, чем ныне, то я не могу со своей стороны не констатировать, что шаги по укреплению японо-американской военной связки в условиях, когда США проводят открыто антироссийскую политику, они вряд ли способствуют созданию должной атмосферы вокруг диалога по мирному договору.

— Но, с другой стороны, мы видим, что российско-японские отношения развиваются достаточно позитивно и интенсивно, в том числе в области безопасности. Так, в прошлом году Россию посетил начальник Объединенного штаба Сил самообороны Японии Кацутоси Кавано. Какие контакты по линии оборонных ведомств и вооруженных сил запланированы на этот год?

— Да, конечно, это очень важная сфера и перспективная сфера наших отношений с Японией. Вы правильно отметили, что наши контакты в области безопасности в последние годы развивались по восходящей. И прежде всего они развиваются на основе договоренностей лидеров наших стран — президента Путина и премьер-министра Абэ.https://tass.ru/interviews/6081120

Как вы знаете, на регулярную основу поставлен диалог секретарей Советов безопасности наших стран. В октябре прошлого года состоялись очень важные переговоры Николая Платоновича Патрушева с его японским коллегой господином Сётаро Яти. На регулярную основу поставлены переговоры министров иностранных дел и обороны в формате "два плюс два". Как вы знаете, в прошлом году состоялся раунд таких переговоров в Москве, и мы надеемся на продолжение такой практики. Плотные обмены осуществляются по линии министерства обороны и генеральных штабов.

Вы правильно указали на важный визит руководителя объединенного штаба Сил самообороны адмирала Кавано в прошлом году в Россию. Но я хотел бы отметить, что обмены по линии оборонных ведомств наших стран будут продолжены, и в планах — это и визит главнокомандующего Военно-морским флотом России адмирала Королёва Владимира Ивановича. Это и штабные переговоры по линии экспертов генеральных штабов, это и заходы кораблей. Это контакты по линии командования Восточного военного округа Российской Федерации и Северной армии Японии, дислоцированной на Хоккайдо.

Все эти обмены мы продолжим и продолжим очень полезные, важные для обеих стран контакты по линии наших пограничных служб, которые очень активно взаимодействуют — проводят совместные учения, например по отражению террористических угроз в сопредельных районах России и Японии, и многие другие мероприятия в рамках партнерского взаимодействия.

То есть вы правы, это очень важная сфера наших отношений, и мы ее готовы наращивать. Отмечаем высокую степень встречной готовности наших японских коллег. Это перспективная сфера совместной работы.

— И теперь немного о гуманитарных контактах между Россией и Японией, особенно в той сфере, которая вызывает наибольший интерес у простых людей, — это возможность взаимных поездок. На пресс-конференции в Москве премьер Абэ объявил, что РФ и Япония намерены увеличить взаимный турпоток в два раза — до 400 тыс. человек к 2023 году. Какие меры для этого будет принимать российская сторона? Ведутся ли консультации о дальнейшем смягчении визового режима для российских туристов в Японии?

— Как вы знаете, лидеры России и Японии договорились в январе в Москве вести дело к дальнейшему поступательному развитию двусторонних отношений в целом, включая, конечно, и такую важную для россиян и для японцев привлекательную, перспективную сферу, как расширение туристических обменов. Поставлена цель увеличить эти обмены до 400 тыс. человек, сейчас это около 200 тыс., что, кстати, тоже само по себе означает немалый рост по сравнению с периодом еще двух-, трех-, четырехлетней давности.

Российская сторона всегда была настроена на максимально возможное смягчение визовых формальностей на взаимной основе для россиян и для граждан Японии

Эта наша позиция сохраняется, здесь мы будем готовы идти настолько далеко, насколько готовы к этому будут наши японские партнеры. Но параллельно с продолжением усилий по смягчению визовых режимов мы, конечно же, стараемся принимать и другие меры, направленные на расширение туристических обменов и взаимного ознакомления наших граждан со страной-партнером. И что здесь может быть лучше и эффективнее, чем развитие туризма.

В этой связи мог бы с удовлетворением сказать, что на протяжении всего прошлого года и уже даже в начале нынешнего года мы совместными усилиями с нашими партнерами в субъектах Российской Федерации провели целый комплекс презентаций экономических, образовательных, культурных, научно-технологических, рекреационных и туристических возможностей наших регионов. Это и Москва, и Санкт-Петербург, и Бурятия, Саха, Якутия, Новгородская область, Ульяновская область — и это далеко не полный перечень тех субъектов Федерации, которые провели свои презентационные мероприятия здесь, в Японии, в том числе с упором на туристический потенциал.

И мы надеемся, что такая работа, которая будет продолжена (а она уже продолжается в этом году), конечно же, будет давать эффект в виде, например, дальнейшего роста числа наших японских друзей, которые будут посещать Россию с туристическими целями. Я твердо уверен в том, что и российский туризм в Японию будет нарастать.

Беседовали Василий Головнин и Игорь Беляев

ΔΕΙΤΕ ΕΠΙΣΗΣ

DPG NETWORK

ened ΜΕΛΟΣ ΕΝΕΔ Monetized by DPG Digital Media ©2010-2019 Newsbomb.gr - All rights reserved